• twitter
  • facebook
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram

На больных пензенцах делают бизнес

За каких-то пару месяцев лекарства в Сурском крае подорожали на 70 процентов. Кто опустошает кошельки пациентов: продавцы таблеток ли государство?

Для Марии Васильевны визиты в аптеку – дело привычное: с е сахарным диабетом без лекарств не обойтись.
- Почти половину пенсии отношу сюда, - жалуется женщина. – Слишком дорого обходится здоровье…
С ней согласны и фармацевты. Цены на лекарство плавно ползли вверх с конца прошлого года, а недавно сделали резкий скачок: в некоторых аптеках аж до 70-ти процентов!
Ниже, цены, ниже!
Аптекари оправдываются, что пришлось переписывать ценники вслед за курсом доллара. Около 80 процентов медикаментов на российском рынке – импортного производства, и контракты на их поставку заключены в долларах и евро. Оптовые поставщики после новогодних праздников обнаружили, что должны производителям почти на треть больше денег в рублях, чем предполагали. Эти непредвиденные расходы они тут же переложили на плечи предпринимателей-перепродавцов, а те по цепочке – на простых потребителей.
- Люди, конечно, заметили, что лекарства подорожали, рассуждают продавцы. – Но реагировали привычно: по опыту, мол, если пенсии прибавили, неминуемо где-то отнимут.
Такая же ситуация сложилась в некоторых других регионах – весть об этом докатилась и до Кремля.
«Это – корпоративные сговоры», - объявил с экранов Дмитрий Медведев. «В некоторых регионах России наблюдается ситуация, когда цены на элементарные препараты вздорожали в несколько раз, и это ни с чем не связано – ни с курсом рубля к доллару или к евро, ни с изменением экономической ситуации. Это вообще не кризисные вещи, это жлобство, когда отдельные компании пытаются садиться на шею и требовать дополнительные деньги за обычные лекарства», - заявил президент. И потому призвал регионы бороться с необоснованными наценками на лекарства. Обязанность заниматься эти легла на плечи территориальных органов Федеральной службы по тарифам и антимонопольных  комитетов.
- По результата мониторинга мы сделали вывод, что на некоторые лекарства цены необоснованно завышены. – заявляет руководитель Управления федеральной антимонопольной службы по Пензенской области Анатолий АВДЕЕВ. – И в отношении виновников – предприятий- монополистов, которые не соблюдают нормы ценообразования, мы будем обращаться в прокуратуру. Кстати, чтобы дока­зать, что ситуация на ле­карственном рынке явля­ется ценовым сговором, потребуется, по мнению чиновников, не менее трех месяцев кропотли­вого анализа (как было, например, с разбира­тельством насчет цен на бензин). И все же органы контроля заверили - на­ценки на лекарства бу­дут снижаться.
- Приказом регио­нального управления введен предельный уро­вень надбавок к ценам на лекарства: для оптови­ков - до 20 процентов, в розничной сети — до со­рока, - заверил началь­ник Управления цен и тарифов Пензенской об­ласти Дмитрий СЕМЕ­НОВ. - Раньше это были, соответственно, 25 и 50 процентов.
Местные контролиру­ющие органы совместно с областным Минздра­вом составили список из тридцати наименований наиболее значимых лекарств. По ним и будет отслеживаться ценовая разница во всех аптеках, в том числе и по другим регионам.
Кто крайний?
Насколько это эффективная мера, вопрос спорный. Не секрет, что даже на жизненно важные лекарства (необходимые для реанимационных процедур, наркоза, лечения злокачественных новообразований и острых психических расстройств). Цены скачут произвольно. Хотя по закону их стоимость может обнов­ляться не чаще, чем раз в год! Но выполнять по­добные обязательства себе в убыток фармкомпании не готовы. Как за­метил один из предпри­нимателей, продавцы варьируют цены на весь товар так, что в среднем получается около 30-ти процентов наценки. При этом на дорогие лекар­ства «накидывают» мень­ше процентов, чем на де­шевые.
- Аптекари тоже свои налоги к цене на лекарства плюсуют, - добавляет наш собеседник. – Это же законы бизнеса. И никакого сговора между ними нет – наоборот, есть конкуренция.
Те в свою очередь винят фармацевтов - монополистов. Которые «жонглируют» ценами. Ну а монополисты кивают на правительство, которое установило высокие налоги. Это как-никак для государства лишняя прибыль в несколько миллиардов рублей. Кто же от нее откажется? Но чиновники стоят на своем, уверяя – если где-то цены прыгнули выше, чем положено, это дело рук недобросовестных перекупщиков или са­мих аптекарей.
Кстати, этих самых посредников между фармацевтическими фабриками и аптеками немало. И каждый но­ровит сорвать куш. К примеру, те же самые больницы предпочита­ют закупать медика­менты не напрямую с фабрики-изготовите­ля, а заключая договор с неким поставщиком - перекупщиком.
Получается нечто вроде замкнутого круга, в котором найти «крайнего» не так уж и просто. В Минздраве РФ, чтобы «разрулить» ситуацию, задумали, например, отслеживать ценообразование на всех уровнях – от таможенного терминала или заводского конвейера до прилавка аптеки. Но даже эта мера - не пана­цея. Цены на лекарства все равно будут привяза­ны к доллару и импорт­ным препаратам, а не к отечественным, которых в продаже от силы 5-10 процентов.
Есть и такое мнение, что медикаменты – тот товар, цены на который могут быть зафиксированы законодательно. И это уже сторона вопроса даже не экономическая. А социальная. Достаточно вспомнить ту часть населения – миллионы инвалидов и льготников, которым ежедневно требуются лекарства, и они не в состоянии угнаться за подорожанием.
Надежда Красова